Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Верхняя запись:)

Если вы случайно забрели в этот журнал - не пугайтесь и не ругайтесь. Здесь вам будут рады, но могут и не заметить, если вы будете просто читать. Я смотрю, кто меня добавляет во френды, а вот сам добавляю не всех. Уж простите.

Раньше тут был какой-то бред, теперь бред другой:

1. Так как я всё-таки себя считаю либералом (правда, Гоббса я так и не осилил), то я спокойно отношусь к высказыванию точек зрения, отличных от моей. Точно также спокойно отношусь к троллингу. Но надо понимать, что если вы что-то позволяете себе, то я буду считать, что мне можно делать то же самое по отношению к вам. Свобода - она такая.
2. Я скорее атеист. При этом совершенно спокойно отношусь к людям верующим. Однако люди, которые придают значение лишь обрядам или плохо в них разбираются, меня откровенно веселят. Нет, я не считаю их глупыми, я считаю их забавными.
3. Я консерватор. Мне нужно прикладывать усилия к изменениям в моей жизни. Даже мелким. Даже в блоге.
4. В блоге я пишу о том, что интересно мне. Я буду рад, если оно также будет интересно и вам.
5. Считаю, что человек - сложная штука. Наверное, поэтому "серые" персонажи в литературе мне нравятся больше, чем "чёрные" или "белые".
6. Я люблю свою страну и свой город и считаю себя патриотом. При этом не считаю патриотизм синонимом идиотизма, как думают некоторые.
7. Представляю интересы здорового белого мужчины. Это намёк на то, что я не считаю геев, вегетарианцев и прочих феминисток особыми группами населения, поэтому отношусь к ним, как к равным.

А все уже забыли про весеннюю битву на Источной?

В конце марта-начале апреля на улице Источной развернулась настоящая война.
Хронология войны примерно такая:
7 мая. Инспекция государственного надзора за строительством не хочет вмешиваться.

Вкратце - "Томлесстрой" отступил, оставив на месте строительства рабочих, сваи и котлован.
Но так как эта история быстро ушла из медийного пространства, а потом произошло лето, и что там произошло дальше вокруг этого дома стало совсем неизвестно.

Да, копаться не хочется, чтобы выяснить. Но какая-либо активность и шумиха пропала - это факт.
И вот в субботу я проходил по улице Источной.


Collapse )

"Да отличная погода, пошли пешком!.."

Вчера, как мы все знаем, город над Томью накрыл снежный циклон.
Совершенно не важно, что с середины прошлой недели прогноз на всю эту погоду висел в Сети. Абсолютно не важно. Кто верит прогнозам погоды?)
Так или иначе это привело к 4 баллам Яндекс.Пробок в 10 утра и к 7 баллам в 6 вечера. Не сильно страшно, проехать можно. Но всё же учитывая предыдущие бесснежные погоды, это всё выглядело так, будто природа спохватилась и решила, что среднемесячную норму осадков она выполнит. Притом выполнить она решила её за день.


Collapse )

Парадоксы улицы Шишкова.



Университет урбанистов "Стрелка" учит нас о том, что существуют так называемые городские парадоксы. Это ситуации, которые состоят из двух противоположных логик и кажутся невозможными, но на самом деле возможны.

В понедельник и среду я прогулялся до работы по центру Болота, улице Шишкова. Поморозил пальцы, занимаясь этим вашим урбанизмом.

Нет, противположных логик я не нашёл, я нашёл отражение нашего всего города. Не зря мы зовём его Болотом.

Collapse )

Золотой булат Персии в Краеведческом.


Что можно делать на выжженом солнцем Иранском нагорье? Только ткать ковры и воевать.©

В пятницу после работы меня вытащили в Краеведческий музей на выставку.
Не знаю уж, чем руководствовался тот, кто это сделал, но спасибо ему огромное, было очень интересно.
Про Персию в целом я знаю не очень много, в-основном, что она была, что там правил шахиншах, ну, и собственно говоря всё. А тут: "Хочешь посмотреть на персидский булат?"
Collapse )
Естественно, фотографии плохие. Естественно, лучше всё увидеть самому.
Выставка работает до 14 декабря.
А я советую посетить вам её. Она очень интересна.

Собственный путь России. Реплика Максима Кононенко.

Ровно 95 лет назад, 6 октября 1920 года, из бывшей усадьбы сахарного короля Павла Харитоненко на Софийской набережной вышли три человека. Они прогулялись по набережной, любуясь древней Кремлевской стеной, перешли по Москворецкому на другую сторону реки, прошли мимо собора Василия Блаженного, один из куполов которого до сих пор был разрушен попаданием снаряда во время уличных боев 18-го года. И направились к воротам Спасской башни Кремля.
Один из этих троих был американский финансист, собиравшийся сорвать куш на торговле с находящимся в отчаянном положении молодым советским государством. Второй был английский скульптор, зарабатывавший на изготовлении бюстов Ленина и Троцкого. Третий был был писатель. Его звали Герберт Уэллс.
Пройдя охраняемые ворота и множество комнат, в каждой из которых у них проверяли документы, посетители, наконец, добрались до цели своего визита - до большого светлого кабинета с окнами на Сенатскую площадь. За огромным письменным столом, заваленном книгами и бумагами, сидел Ленин.
О содержании беседы мы знаем из книги Уэллса "Россия во мгле". Совершенно постапокалиптическое описание лежащей в руинах великой империи, где одно только слово "катастрофа" повторяется тридцать два раза, заканчивается неожиданно светлой и полной надежды главой под названием "Кремлевский мечтатель". Уэллс расспрашивал Ленина о том, какое государство тот хочет построить. Ленин на прекрасном английском рассказывал Уэллсу про электрификацию всей страны, про отмирание городов, а также про создание американской военно-морской базы на Дальнем Востоке. И заодно удивлялся, почему в Англии до сих пор не происходит социальная революция.
Великий фантаст не верил фантазиям Ленина. "Можно ли представить себе более дерзновенный проект в этой огромной равнинной, покрытой лесами стране, населенной неграмотными крестьянами, лишенной источников водной энергии, не имеющей технически грамотных людей, в которой почти угасла торговля и промышленность? - писал Уэллс в своей книге, - Такие проекты электрификации осуществляются сейчас в Голландии, они обсуждаются в Англии, и можно легко представить себе, что в этих густонаселенных странах с высокоразвитой промышленностью электрификация окажется успешной, рентабельной и вообще благотворной. Но осуществление таких проектов в России можно представить себе только с помощью сверхфантазии."
А ведь Уэллс уже видел, что Россия и сверхфантазия идут рядом. Больше двадцати лет прошло с публикации его романа "Война миров", в котором писатель пытался нарисовать картину всеобщего разрушения. Приехав в 20м году в Россию Уэллс понял, что полет его фантазии был довольно скромным, и масштаб всеобщей разрухи, при которой умудрялись выживать русские, превосходит ущерб от марсианской агрессии. Так что фантаст вполне мог бы представить себе и другую крайность, противоположную. Но - не представил. Не смог.
"Возвращайтесь, и посмотрите на нас через 10 лет" - сказал на прощание Ленин. Уэлс задержался и приехал через 10 лет после смерти Ленина, в 34-м. "Не осталось и следа от запущенного, полуразрушенного, тревожного города, каким Москва была при Ленине, - писал Уэллс в своей автобиографии, - Повсюду царила строительная лихорадка - возводились заводы, фабрики, рабочие кварталы, в пригородных лесах строили дачи и клубы".
Уэллс смотрел на всё это - и продолжал не верить. "Москва пытается построить что-то вроде метро, - писал он, - Хотя в аллювиальной почве очень трудно прокладывать туннели на той недостаточной глубине - около тридцати футов, - на которой их собираются проложить. Это будет самый ненадежный метрополитен в мире".
Конечно, далеко не всё из того, о чем ровно 95 лет назад рассказывал Уэллсу Ленин, и далеко не всё из того, о чем ему рассказывал в 34м году Сталин, было осуществлено. Но даже и то, что осуществлено таки было говорит нам о том, что человеческая фантазия всегда отстает от реальности. Человек, придумавший машину времени и марсиан, оказался не способен поверить в то, что не соответствовало его личной системе координат. Хотя, надо заметить, сам Уэллс был социалист.
Так происходит и до сих пор. Люди с фантазией попроще, чем у Уэллса, отказываются верить в то, что Россия способна на собственный путь.
Ну что же. История таким людям всё объяснит.

Взято отсюда.

Хранитель ключей домена Томского. День пятый.



День пятый. Воскресенье. Первый вариант - это поджечь город с одной стороны.
Кто не скачет - тот шабашит!
Арина Ларионова. Архонт.
Пребывая в собственном поместье, Максимиллиан размышлял о том, как бы найти Ивана Бузина и Шабаш. Реституцию Архонт объявляла бы на Совете, но вот незадача - неблагонадёжность и военное положение никуда бы не ушли, ибо шабашитов так никто и не нашёл. И он в своих размышлениях пришёл к двум удивительным вариантам. Первый вариант заключался в том, чтобы поджечь город с одной стороны и ждать, пока все искомые личности выбегут с другой стороны, спасаясь от огня. Или же погибнут в этом самом огне. Другой вариант заключался в том, чтобы опубликовать в газете весть о том, что он, Архонт, Примоген Вентру и Регент Капеллы погибли от рук неизвестных, и что теперь всем оставшимся сородичам надо собираться вместе в бывшем тремерском элизиуме, чтобы решать дальнейшую судьбу домена. И возможно, туда пришёл бы торжествующий Шабаш или низложенный Князь. Первый план был более эффективным, но второй - более интересным. Да и Архонт поддержала именно второй.
Collapse )

Хранитель ключей домена Томского. День четвёртый.



День четвёртый. Суббота. Явление Судьи.
У меня есть для всего происходящего в домене определение, но мы же все здесь культурные люди.
Алексей Мельников. Регент Капеллы Тремер.

"Я, Князь Новосибирского домена, при поддержке Барона г. Бердска, объявляю Ходатайство о Неблагонадежности Князя г. Томска. Мои интересы будет представлять Архонт, который прибыл в Ваш домен".
Ничто так не бодрит с утра, как кружка крепкого ароматного кофе, выплеснутая на живот.

Нет, Сенешаль знал, что так всё будет, но это ж надо что-то делать. После вчера не сильно хотелось шевелиться, но после того, как примогены молча согласились не перечить Князю в его решениях, то единственным вариантом помощи для маленьких и слабых остаётся Архонт.
Collapse )

Хранитель ключей домена Томского. День третий.


День третий. Пятница. Совет молчаливых.
Тебя хотят убить.
Солу. Ассамит.

В начале дня Сенешаль ожидал гнева Князя. Гнева Князя не было. Ноборот он потребовал всего-лишь список сородичей, которые были на Гвалте. Чувствуя себя стрельцом из из известной сказки, Максимиллиан попросил контакты новоиспечённого Примогена Бруджа - и, как оказалось, им стал тот самый юноша, который давеча искал сородича, способного провести ритуал понижения поколения. А тут ещё этот сородич сам написал с предложением обмена информации. Нет, у Максимиллиана была информация, но делиться ею с Примогеном бруджей, который напрямую подчинён Князю? Поэтому он просто вежливо указал на Алдара и решил пока прекратить диалог.

Также Князь указал на то, что информацию по тому, кто был на Гвалте надо будет представить сегодня в 21:00 на Совете Примогенов в подвале на Карла Ильмера. Максимиллиан сказал, что тогда ему надо будет уведомить тореадора Виктора Валера о своём неприбытии на салон, назначенный на это же время. А заодно уточнил - сегодня вечером должны были пребывать двое сородичей из Новосибирского домена, они должны будут представиться вам на совете? "Да", - отвечал Иван, - "Иначе они вне закона".
Collapse )

Хранитель ключей домена Томского. День второй.



День второй. Четверг. Гвалт.
Максимиллиан, меня смущает поведение нашего князя.
Адриано. Гарпия Тореадор.

Первым проснулся Князь и потребовал результаты переписи анархов.

Максимиллиан честно сказал, что может предоставить только предварительные данные. Иван сказал, что можно пока и их, но надо поторопиться и вечером дать полные. Сенешаль написал предварительные данные и пообещал, что вечером будет полный список, хотя до сих пор разделял своё же мнение о том: "Что я напишу, с тем Князь и будет жить". Князю зачем-то понадобились контакты Солу. Ну, раз понадобились - на. После этого Максимиллиану было поручено в 19:30 выступить на совете Бруджей с результатми переписи - Сенешаль отказался, сославшись на физическую невозможность данного выступления. И он ведь и правда не мог там оказаться, поэтому ничем не наврал Князю, сейчас.

Получив заверения о том, что Гвалт Максимиллиан не пропустит, Князь отправился заниматься дальше своими княжескими делами, а Сенешаль пошёл додёлывать перепись. И если Примоген Носферату не слишком сильно содействовала в  данном вопросе (ладно, будем честными, опрашивающий не слишком старался), то Эмиссару было предложено просто неприличное. Ему было предложено войти в Камарилью и стать там Примогеном клана Гангрел. Эмиссар отказался, но, к счастью, не оскорбился, поэтому вялотекущая беседа была продолжена.

Чуть погодя написала предсказательница Алёна - говорила, что тзимицу опознать не получается, но какой-то бруджа из птенцов Князя интересовался сородичем, который может провести ритуал понижения поколения. Максимиллиан, конечно же, знал такого сородича, и конечно же ему написал о данном субъекте. Регент ответил достаточно быстро: сказал, что да, может провести подобный ритуал, и если Князь разрешит, то выполнет это всё. Может быть, даже с радостью. Сенешаль пожал плечами и ничего определённого не ответил.

Затем внезапно Князь спросил, не знает ли он про сородича по имени Крыс де ему нужно серьёзно с ним поговорить насчёт призраков, которые ходят по территориям. Сенешаль не знал, но пошёл выяснять. Примоген Носферату ничего не знала. Алёна сказала, что Сеть гудит о нём, но нет, больше ничего.

Неожиданно ему написал носфер, который вчера подходил после собрания: "Духи злы, негодуют и немножечко охуевают от такой еботни. Было проведено несколько ритуалов. Всякие кровавые чаши и прочее говно. В основном, все пытаются выебать друг друга без вазелина. Однако, есть вкусноторий. Завтра будет проведён ритуал, который запретит покупку дисциплин. Будет заебись, если вы по своим каналам вольёте это всё в другие сферы. Ками, саббату, гей-клубу на Кирова - кому хотите.
Думаю, если максимально это разбросать - резонанс будет изумительный. Правда, учитывая некую бедность в плане крови после голода, возможно ритуал принесёт не так много счастья, как хотелось бы его организаторам, остальные, по-любому, на очке это воспримут."

Газета была уведомлена, а Регент отвечал, что провести подобный ритуал может тремер, тзимицу, ласомбра и даже вентру. У Сенешаля был полный набор подозреваемых вплоть до клановой Гарпии. Что с эти делать, он, в сущности, слабо представлял, поэтому взял и спросил у безымянного носферату про Крыса. Носфер сказал, что знает, кто это такой, но дорого продаст эту инфу, и выставил цену в 20 пунктов крови. Максимиллиан даже не стал подобную наглость Князю озвучивать. Потом носфер снизил цену до 10, однако так как Князь не отвечал, то Сенешаль решил не говорить ничего определённого и этому канализационному другу.

Однако тут внезапно носферату говорит, что анархи намерены сегодня устроить большую резню и, среди прочего, убить Регента Капеллы. И кинул цитату от сородича Алдара, где тот говорит, что в случае смерти Регента, книга тремеров станет его. Этот же тореадор сидел вчера за их столом! Нет, не то чтобы Максимиллиан питал нежные чувства к Регенту, но, во-первых, он казался ему неплохим каинитом, а во-вторых, резать других и обезглавливать Капеллу - этого Сенешаль не собирался позволять. Но как ты можешь не позволить другим громить Капеллу, если ты всего-лишь Сенешаль? Правильно, вначале ты пойдёшь и расскажешь всё тому, вещи с чьего трупа там делят - Регенту.
Collapse )